?

Log in

No account? Create an account
Мезенская лошадка

predu


Проблемы современного образования

Сетевое научно-педагогическое сообщество


Previous Entry Share Next Entry
Об образовательной утопии Бориса Акунина
bulkinap wrote in predu
Борис Акунин поделился с читателями мыслями «Про национальную идею», столь «необходимую» России. Сам писатель вынашивает свой вариант национальной идеи «уже много лет», но, к сожалению, единственное, по его словам, место для ее реализации – только его художественные произведения, т.е. собственные «романы» (Эхо Москвы, 21 декабря 2017 г. Борис Акунин. Блог. – https://echo.msk.ru/blog/b_akunin/2114768-echo/)
Автор относится к своей национальной идее почти как к научной концепции, которая должна не только «увлечь и объединить всю нацию», но и, что «очевидно, должна соответствовать нескольким условиям»: 1) «Она должна быть для всех привлекательной и понятной»; 2) «Она должна быть осуществимой в течение жизни нынешнего поколения»; 3) «Она должна быть… благой».
Саму идею Борис Акунин формулирует так: «Сделать главным национальным проектом образование и воспитание нового поколения – с тем, чтобы через двадцать лет Россия превратилась в страну успешных, состоявшихся людей».
Кроме того, Борис Акунин позаботился о необходимом обеспечении идеи: потребуются – ее законодательное и даже конституционное утверждение как главной стратегической задачи Российской Федерации; ее бюджетный приоритет; «реформы всех ступеней образования»; «новая педагогическая система»; «фокусирование на индивидуальности ребенка»; «профессия учителя, воспитателя должна стать самой престижной и высокооплачиваемой».
Таковы основные параметры «главного национального проекта» в трактовке Бориса Акунина, который я определяю как «образовательную утопию». Особо подчеркну – образовательную утопию для современной России.
Давайте разбираться.
Утопия – слово для обозначения чего-то неосуществимого, нереального, мечтательного, модель идеального общества. В русской литературе имеется аналог этого слова – «маниловщина».
Маниловщина Бориса Акунина не нова: схожий (и столь же теоретически несостоятельный) прожект осуществляла Екатерина II, вознамерившаяся в кратчайшие сроки и малыми силами преобразовать страну, воспитав (установка – "корень всему добру и злу - воспитание") в специальных учебных заведениях (Сухопутный шляхетский корпусе и Институт для благородных девиц//Смольный институт) "новую породу людей".
Мы знаем, что институт образования, будучи элементом надстройки, зависит от своего базиса, изменяется вместе с ним и отражает его. Когда-то, во времена вступления общества в индустриальную стадию, школа стала важным социальным лифтом. Техническое же и технологическое совершенствование производства фактически переместили сферу образования из надстройки в базис – образование превратилось в важнейший социальный институт формирования и подготовки человека как главной производительной силы постиндустриального, информационного общества.
Смею полагать, что именно из этого постулата исходит Борис Акунин, выстраивая свой проект об «Образовании как национальной идее».
Формально он (Борис Акунин) имеет на то основания: есть примеры успешного преобразования отсталых стран в передовые. В частности, Южная Корея. Полвека назад – страна с диктатурой и бедностью. Далее – переход к развитому капитализму при фактическом отсутствии каких-либо сырьевых ресурсов. Весь упор – на человека и его образование. В стране – культ образования. Южная Корея была первой страной, обеспечившей высокоскоростной доступ к Интернету во всех образовательных учреждениях от начальных школ до вузов. Валовый национальный продукт по паритету покупательной способности на душу населения вырос со 100 долларов США в 1963 г. до более чем 35 000 долларов США в 2014 г.
К сожалению, в сегодняшней России иные стартовые условия. Более того, они неизменны уже пару столетий. Поэтому, когда Борис Акунин ратует за перестройку страны, опираясь на примеры иных стран, ему следует вспомнить предостережение Петра Чаадаева от 1836 г.: "Говоря о России, постоянно воображают, будто говорят о таком же государстве, как и другие; на самом деле это совсем не так. Россия – целый особый мир, покорный воле, произволению, фантазии одного человека, именуется ли он Петром или Иваном, не в том дело: во всех случаях одинаково это – олицетворение произвола" (П. Я. Чаадаев. Полное собрание сочинений Т.1. М. Изд. Наука 1991 – С. 569).
Посмотрим на установки «образование как главный национальный проект» и как «главная стратегическая задача Российской Федерации» с позиций «образование в обществе» и «человек в обществе».
ПО ПЕРВОМУ пункту нам потребуется обращение к понятию «система». Я использую лучшее по точности и красоте определение французского философа от 1749 г.: «Всякая система не что иное, как расположение различных частей какого-нибудь искусства или науки в известном порядке, в котором они все взаимно поддерживают друг друга и в котором последние части объясняются первыми. Части, содержащие объяснения других частей, называются принципами, и система тем более совершенна, чем меньше число ее принципов; желательно даже, чтобы число их сводилось к одному» (Э. Кондильяк. «Трактат о системах». // Кондильяк Э. Сочинения: В 3 т. Т.2 - М.: Мысль, 1982. – С. 6).
Основой системы общества, т.е. политических, экономических, социальных и культурных отношений и взаимодействий между людьми в процессе их совместной деятельности, выступает политика (здесь решается коренной вопрос – в чьих руках находится власть: народа, действующего в интересах человека, общества и государства, или какого-то класса, какой-то социальной группы, группировки, действующих в собственных интересах). Именно здесь, на уровне политики как базового принципа, формируются и устанавливаются правила функционирования всей системы в целом и ее компонентов: экономики, права, социальной сферы, морали; образования и других областей социума.
Не сомневаюсь, что каждый читатель знает, в чьих интересах действует наша власть. И, соответственно, образование, даже в статусах «главного национального проекта» и «главной стратегической задачи» будет реализовывать и отстаивать именно ее интересы. Каковы же они – нам еще раз объяснил депутат Законодательного органа РФ (Государственной Думы) В. Жириновский при обсуждении в октябре 2012 г. проекта Закона РФ «Об образовании»: "Хорошее образование ведет к революции, при хорошем уровне образования образованные люди выходят на улицы и свергают власть, создавшую такую систему обучения ... Поэтому власть из инстинкта самосохранения устанавливает пониженный уровень образования". (РИА Новости // https://ria.ru/education/20121017/903400666.html)
ПУНКТ «позиция человека» в современной России. РФ не входит ни в состав развитых стран, ни в число стран развивающихся; страна индустриальная и даже, местами, постиндустриальная. Ее смело можно отнести в когорту промышленно-развитых стран (экономика – двенадцатая на планете по общему объему ВВП. Её доля в мировой экономике составляет около 3-3,5 %.). По индексу развития человеческого потенциала (уровень жизни, грамотности, образованности и долголетия) Россия занимала в 2014 г 57 место в списке из 187 стран. И т.д., и. т.п.
Как под столь внушительным нагромождением экономических, промышленных, технических, технологических, индустриальных и иных характеристик разглядеть «позицию человека» в России? К счастью, имеется методология «социальности общества», точнее – Марксова типология социальных отношений. Она констатирует, что человечество проходит три типа социальных отношений: «отношения личной зависимости», доминирующие при рабовладельчестве и феодализме, «отношения личной независимости, основанные на вещной зависимости», свойственные капитализму и «отношения свободной индивидуальности» в коммунистической формации (подробнее см. мою статью «Социальные детерминанты образования» в моем блоге bulkinap от 8.12.2017 «Живого журнала»). Практически на всем историческом пути нашей страны в ней доминировали и ныне преобладают общественные связи, основанные на личной зависимости (с определенными модификациями в феодальной и капиталистической Имперской России, в социалистической Советской России и в государственно-капиталистической Российской Федерации). Место человека в обществе определенно рождением, а статусное состояние всех подданных, товарищей и граждан описывается терминами «холопы», «винтики», «твари дрожащие». Общественно востребованными оказываются такие черты, как пассивность, конформизм, догматизм мышления и действий. Значимость человека в обществе определяется социальным происхождением и не связана с личными качествами. Социальная мобильность, путь наверх в когорту «успешных, состоявшихся людей» ограничена несколькими социальными лифтами (семья, выгодная женитьба/замужество, чиновничья карьера на государственной службе, карьеры профессиональные и конфессиональные). Основной социальный лифт - школа - сегодня отключен («не действует», «сломался», «выведен из строя» – термин поставьте сами). «Школы и вузы перестали играть роль "лифтов", поднимающих талантливых, но бедных ребят из низов общества к его вершинам» (Московский комсомолец, 24.09.2007). И как результат, школа постепенно утрачивает функцию культурного, интеллектуального и нравственного формирования человека и переориентируется на профессиональное обучение и кадровую подготовку. Соответственно, все большую силу набирает разрушительная тенденция утраты социальной мотивации к образованию и к труду.
В заключении скажу несколько слов о пожеланиях Бориса Акунина: о введении «новой педагогической системы» и о том, что «профессия учителя, воспитателя должна стать самой престижной и высокооплачиваемой». Все это уже есть в педагогике и в практике образования развитых стран. Желаемая «новая педагогическая система» представляет собой педагогику самодеятельности (подробнее см. мою статью «Методология педагогики самодеятельности» в моем блоге bulkinap от 15. 06.2017 «Живого журнала») – обобщенное название для антропоцентристских педагогик. Одна из них, вальдорфская педагогика, положена в основу государственной системы образования Финляндии (Согласно исследованию, проведённому в 2014 году ОЭСР, финская школьная система является самой экономически эффективной среди промышленно развитых стран // Википедия). В этой же стране профессия учителя является столь «престижной и высокооплачиваемой», что легче (для нас это звучит как анекдот) поступить учиться на дипломата, чем на педагога.