bulkinap (bulkinap) wrote in predu,
bulkinap
bulkinap
predu

Categories:

Методология естественной педагогики

(Целевая установка – организация процесса взросления)
Педагогическая деятельность появилась в первобытном обществе. Она обеспечивала базовые потребности примитивных сообществ в самосохранении и самовоспроизводстве воспитанием нужных взрослых (аналогичные потребности человека А. Маслоу обозначил как физиологические и потребности в безопасности).
Механизм, позволивший плодотворно и эффективно организовать процесс взросления, был построен на сверхвысокой мотивации детей к учению. Эта мотивация реализовывалась лишением ребенка всех прав в период взросления и наделением его правами взрослого после обряда инициации.
Фольклор восточных народов донес до нас высказывание: «До пяти лет ребенок – царь, от пяти до пятнадцати – раб, а от пятнадцати и дальше – друг».
Период «царя» – это период видового становления человека. В этот период у ребенка формируется главное – мышление и речь, запускаются генетические механизмы, закладывается основание его существования как человека. Ребенок усваивает нормы, образцы, неосознаваемые модели поведения – социокультурные паттерны. В это же время ребенок характеризуется крайней уязвимостью и беспомощностью, поэтому он – в центре внимания и опеки взрослых, он – «царь», чья жизнь полностью и целиком зависит от окружающих.
Период «раба» – это период полного бесправия и мощнейшей мотивации к обучению, овладению всеми необходимыми для взрослой жизни знаниями, умениями и навыками, всем репертуаром ролей взрослого человека (мужа, мужчины, охотника, воина, защитника, члена общности и пр.). В начале периода ученик – это бесправный ребенок, а в его конце – полноправный взрослый; мотивы и цели учащегося – обретение прав взрослого.
Школой обучения выступало всё жизненное пространство, учителями (наставниками, помощниками, тьюторами) были все взрослые члены племени, содержание обучения задавалось племенными нормами и ценностями, всей обстановкой бытия социума. И ребенок учился – в пещере, в лесу, в поле и на охоте, перенимая у взрослых необходимые приемы охоты и собирательства, выслеживания добычи, чтения следов, ориентации в лесу и в саване, обращения с огнём, оружием, инструментами – одним словом, учился везде и всему, что соответствует статусу взрослого, «друга».
Таким образом, , находясь в полной зависимости от взрослых, ребёнок в то же время знал – его состояние «раба» временное, оно завершится в определенном возрасте и при условии, что он выдержит экзамен, пройдет обряд инициации. Переход в статус «друга» означал наделение юноши всеми правами и обязанностями взрослого члена племени – он и воин, и охотник, он мог создавать семью, он получал право голоса и в делах племени, и на военном совете и т.д. Одним словом – он был полноправным взрослым.
Процесс инициации в примитивных племенах подробно описан этнографами и культурологами на материалах полевых исследований XIX-XX вв. В то же время, история сохранила описание обряда инициации V-IV вв. до н.э. уже в классовом обществе – в Спарте «классической эпохи».
Спарта обычно ассоциируется с суровой и жестокой подготовкой молодежи – «спартанским воспитанием». В семь лет мальчиков изымали из семьи и передавали в военизированный отряд. В 15 лет мальчики должны были выдержать два этапа инициации, чтобы перейти в следующую возрастную группу. Первый – показательное сражение спартанской молодежи, на котором в качестве зрителей были обязаны присутствовать все: начиная от царя и заканчивая рядовыми членами общины. Испытание продолжалось два дня: в первый день юные воины приносили жертву богу войны, на второй день начиналось сражение, основной целью которого было уничтожить как можно больше противников. В борьбе разрешалось пользоваться любыми средствами, за исключением оружия. Мальчики дрались ногами, руками, грызлись зубами, выцарапывали друг другу глаза, нападали по одиночке или отрядами, стараясь столкнуть противников в глубокий ров, окружавший площадку для боя. Очень многие юноши погибали или оставались калеками, остальные же переходили к следующему экзамену – сечению у алтаря на празднике Артемиды Орфии. Лукиан сообщает: «...не смейся, если увидишь, как спартанских юношей бичуют перед алтарями и они обливаются кровью, а матери и отцы стоят здесь же и не жалеют их, а угрожают им, если они не выдержат ударов, и умоляют их дольше терпеть боль и сохранять самообладание. Многие умерли в этом состязании, не желая при жизни сдаться на глазах у своих домашних или показать, что они ослабели, – ты увидишь статуи, поставленные в их честь на средства государства. Итак, когда ты увидишь все это, не думай, что юноши безумствуют, и не говори, что они терпят мучения без всякой надобности, по повелению тирана или под давлением врагов... Ты поймешь, я думаю, и сам, что, попав в плен, такой юноша не выдаст тайн отечества, даже если враги будут его мучить, и с насмешкой будет переносить удары бича, состязаясь с бьющим его, кто из них первый устанет...» (Цит. по: Жураковский Г.Е. Очерки по истории античной педагогики. М., Учпедгиз, 1940. – С.15).
Тех, кто не выдерживал испытания, вместе с их семьями, подвергали общественному презрению. «В Лакедемоне, – свидетельствовал Ксенофонт, – всякому гражданину стыдно сидеть за обедом рядом с трусом или бороться с трусом в палестре». На праздничных хорах трусу отводится самое непочетное место; он должен вставать даже перед младшими; «он не может... подражать хорошим гражданам, в противном случае подвергается ударам от лучших граждан» (Цит. по: Оссовская М. Рыцарь и буржуа: Исслед. по истории морали. – М.: Прогресс, 1987. – С.67).
Естественная педагогика, как тип педагогической деятельности, продемонстрировала всю ее сложность и противоречивость. По форме естественная педагогика – это массовая деятельность. И, следовательно, ее цели должны быть внешними, социоцентрированными, а ведущий педагогический закон – культуросообразность. Действительно, племя – заказчик (субъект) этой деятельности, оно организует эту деятельность и создает необходимые условия (прежде всего, формулирует цели и мотивацию ученика) для обучения в период индивидуального становления человека.
Реальный же субъект деятельности – сам ученик. От него и его активности зависел и процесс, и результат обучения. Учителя же, взрослые члены племени, при отсутствии теоретических знаний, исполняли роли помощников, способных продемонстрировать то, «что надо делать». Главный методический вопрос – «как делать?», перекладывался на самого ученика. Соответственно, цели деятельности становились внутренними, антропоцентричными, а ведущим педагогическим законом – закон самодеятельности.
Человеческим итогом естественной педагогики был гармонично развитый член первобытного племени, умелый и подготовленный к решению всех наличных и потенциальных задач как собственной жизни, так и жизни своей общности.
Главный результат естественной педагогики – сохранение человечества. Она в непрерывном действии – в институте совершеннолетия, в ежедневном воспитании детей, в мечте каждого ребенка поскорее стать взрослым с тем, чтобы можно было бесконечно играть в компьютерные игры и чтобы родители не говорили «Хватит!».
Tags: Булкин, педагогика
Subscribe

  • Школьная Биологическая Олимпиада (ШБО)

    Через воскресенье, 4 апреля 2021 года, Жюри Школьной биологической олимпиады МГУ всё же попробует провести онлайн I тур Олимпиады для школьников 6–11…

  • Курчатовский турнир

    Заявиться на Курчатовский турнир могут ученики 8-11 классов российских школ полной командой 5 человек, неполной командой и в соло. Победители получат…

  • Пушкин в Подмосковье

    Художественные чтения. "ПушкинЪ", читает Артём Поляков. 22 сентября в 19:00. Адрес: поселок Удельная, ул.Солнечная, 35. Дворец Культуры, малый зал.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments