Мезенская лошадка

predu


Проблемы современного образования

Сетевое научно-педагогическое сообщество


Previous Entry Share Next Entry
О клерикализации образования в России
ushinka wrote in predu
Тема громкая, дело тонкое. Мы отыскали капитальный доклад Николая Митрохина "Клерикализация образования в России: к общественной дискуссии о введении предмета "Основы православной культуры" в программу средних школ", а также открытое письмо в поддержку клерикализации вкупе с противоборствующим комментарием. Начнем с доклада.

Введение

Согласно статье 5 федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях" (принят в 1997 г.), каждый гражданин имеет право на получение религиозного образования по своему выбору, индивидуально или совместно с другими гражданами. Религиозные организации имеют право в соответствии со своими уставами и с законодательством России создавать образовательные учреждения, от детских садов до вузов. В настоящее время этим правом воспользовалось как минимум 20 религий и конфессий.
Программа и методика обучения в этих заведениях разрабатывается самими религиозными организациями. Если она предусматривает передачу базовых знаний учащимся в соответствии с государственным стандартом, то такие заведения могут расчитывать на государственное финансирование в соответствующем объеме.
Кроме того, пункт 4 статьи 5 закона "О свободе совести и религиозных объединениях" гласит: "По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрации указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляют религиозным организациям возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы". Это делает возможным обучение детей вере в тех же классах, но уже после основного времени занятий - фактически во второй половине дня и по выходным.
Таким образом, в России существует, как минимум, два пути реализации одного из важнейших прав родителей - на обучение детей в соответствии со своими убеждениями: в специальных религиозных образовательных учреждениях и в обычных, но за рамками учебной программы.
Вместе с тем, начиная с 2002 г. на федеральном уровне (на региональном с 1997 г.) стали предприниматься конкретные шаги, направленные на введение в средних учебных заведениях предмета "Основы православной культуры" (далее - ОПК). Одновременно в 2002 г. был утвержден государственный стандарт по специальности "теология", что означало, что отныне специалисты по этой дисциплине будут готовиться в государственных высших учебных заведениях, а их подготовка в негосударственных вузах будет оплачиваться из бюджета. Оба нововведения породили оживленную общественную дискуссию.

РПЦ и образовательная система

Церковь списывает нежелание подавляющего большинства населения России систематически посещать храм на пережитки атеистического воспитания и надеется, что новое поколение россиян удастся воспитать "в вере". Своих сил на это у РПЦ нет, и единственным выходом из ситуации стало обращение Церкви к государству. Именно за счет его средств и возможностей РПЦ надеется получить молодых прихожан, которые со временем приведут своих детей в храм и тем самым продолжат прерванную "безбожниками" традицию. По замыслу активистов православного образования, первым серьезным шагом на пути привлечения в Церковь молодого поколения должно стать обязательное введение в средних школах некого предмета по образцу дореволюционного "Закона Божьего" - дающего основные знания о православной вере (в том числе учащего молитвам, почитанию святых и самого института Церкви) и укрепляющего религиозность детей.
В то же время учительская среда в общеобразовательных школах, полагающая, что на учебных заведениях лежит не только задача передавать знание, но и воспитывать, испытывает потребность в моральном и нравственном идеале, "базовых ценностях", которые могут предохранить детей от различных напастей "современного общества": пьянства, криминала, наркомании, ранней сексуальной жизни. Прежний, коммунистический идеал (а следовательно, отлаженная для учебного процесса система примеров, доводов, контраргументов, авторитетов, моделей поведения и сакральных текстов) рухнул, и многие учителя считают, что принципов гуманизма, на которых основана современная светская школа, недостаточно в новых условиях.

Священники и православные активисты пришли в средние школы еще в начале 1990-х годов. Там, где им удалось договориться с директорами, они по еще дореволюционным учебникам стали преподавать "Закон Божий". В 1993 г. Министерство образования РФ, обнаружив эту практику, издало приказ о запрете любых уроков религии, мотивируя его нарушением Конституции. Священники без особых протестов покинули школы, поскольку было очевидно, что опыт получился неудачным. Дети отказывались слушать скучные проповеди и читать по церковно-славянски, родители и часть учителей протестовали против самой идеи, а представители других конфессий работали в школах куда эффективнее. Кроме того, сеть воскресных школ (то есть групповых занятий для детей, проводившихся, как правило, в прихрамовом помещении после службы) в то время росла и была надежда в будущем охватить ими большую часть молодежи.
В этот же период РПЦ возлагала некоторые надежды на различные формы углубленного религиозного образования в формате средней школы, к которым относились создававшиеся в середине и первой половине 1990-х годов православные гимназии, казачьи кадетские училища и "русские школы". Однако довольно скоро стало ясно, что хотя подобные учебные заведения имеются практически в каждом российском регионе, стать основой для будущих средних учебных заведений России они не могут. Даже в случае удачной реализации проекта они фактически становились элитными образовательными учреждениями, в которых родители ценили не "православную" составляющую, а профессионализм педагогов и возможность детей углубленно изучать иностранные языки, совершать экскурсии, посещать кружки.
Ко второй половине 1990-х годов стало очевидно, что резервы роста православной образовательной инфраструктуры кончились - воскресные школы доказали свою несостоятельность, а ограниченность возможностей гимназий была очевидна и ранее. Ситуацию изменило принятие в сентябре 1997 г. новой редакции закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", в преамбуле которого была подчеркнута роль "традиционных религий". Эта преамбула вызывала особенные споры - представители религий и конфессий, не отнесенных к "традиционным", юристы и правозащитники указывали, что "традиционные" религиозные организации используют ее для лоббирования особенных льгот. Федеральная власть утверждала, что всем гражданам вне зависимости от вероисповедания будут предоставлены равные права.
В 1997-1999 гг. в нескольких регионах России на средства областных администраций в средних школах стал вводится курс обучения православной вере. Назывался он по-разному: "Основы и ценности православия" (Белгород), "Основы православной культуры" (Курск), факультатив по "Закону Божьему" (Воронеж, Калининград), "Основы православной культуры и нравственности" (Новосибирск, Смоленск), "История Церкви" (Воронеж, Ростов-на-Дону), факультатив по основам православия (Кемерово) и т. д. Наибольшую известность и масштаб получил опыт Курской области, которая, как неоднократно заявлялось в прессе различными официальными лицами, ввела преподавание "Основ православной культуры" (ОПК) почти в половине (300 из 800) школ области.
В 2000 году епископы отчитались, что в 35 регионах налажено тесное сотрудничество с местными органами власти и подписаны договора о сотрудничестве в образовательной сфере. Тогда Патриарх, а также руководитель Отдела по делам внешних церковных связей (ОВЦС) митрополит Кирилл (Гундяев) начали публично лоббировать идею курса на федеральном уровне. Они настаивали не только на обязательном существовании такого факультатива в школе, но и на том, что он должен стоять в основной сетке расписания занятий. И от хаотичных (в том числе региональных) инициатив в начале 1999 г. Церковь перешла к систематическим действиям.

После принятия стандарта "теология" в качестве специальности (2002) Патриарх в выступлении перед руководителями семинарий четко определил, как Церковь намерена его использовать:
"Государственная аккредитация Духовных школ позволит приступить к решению задачи присутствия Церкви в высшей и средней школе. Так, благодаря государственному признанию дипломов выпускников Духовных школ, которое произойдет в результате аккредитации, они получат возможность преподавать предмет "теология", а также ряд иных, связанных с ним гуманитарных предметов в высших светских учебных заведениях, а предмет "Основы православной культуры" - в средней школе"

Под разработку методических рекомендаций к курсам ОПК при педагогических институтах (университетах) были созданы кафедры (лаборатории) православной педагогики. Следующим логичным шагом станет введение специализации "православная педагогика" и полномасшабная подготовка таких учителей за государственный счет с попутным разъяснением ценностей православия будущим педагогам всех остальных специальностей.
Помимо кафедр православной педагогики другой путь по воцерковлению учителей лежал через организацию курсов при региональных Институтах повышения квалификации и переподготовки работников образования (ИПКиПРО). Для части педагогов, особенно "недозагруженных" по своей основной специализации, обретение знаний по новому предмету - получившему легальный статус в ряде регионов в 1997-1999 гг., в остальных с конца 2002 г., - означало не только реализацию своих религиозных убеждений, но и расширение возможностей заработка. В дальнейшем каждый педагог, сертифицированный по ОПК в ИПКиПРО, объективно становится лоббистом этой дисциплины. От количества классов, которые будут заняты в его факультативе, напрямую зависит его зарплата. Поэтому усилия энтузиастов православного образования еще на начальной стадии были сконцентрированы на работе с местными ИПКиПРО и умножении сторонников ОПК с их помощью.

В начале 2002 г. под рекомендательным грифом издательством "Покров" был опубликован учебник "Основы православной культуры", написанный А. Бородиной (стартовый тираж - 10 000 экз.). Он стал первым подобным изданием, получившим широкое распространение. Несмотря на то, что впоследствии сторонники ОПК говорили о том, что в рамках этого курса детям будут передаваться российское культурное наследие и нравственность, даже краткое изложение содержания устами создателя учебника демонстрирует нам глубину погружения в вопросы теологии (в первую очередь изучение Ветхого и Нового Заветов, житий святых) - и полное отсутствие рассмотрения как вопросов этики, так и эстетики. Издательство "Покров", между прочим, получило весьма большую прибыль от продажи учебника и других материалов курса, поэтому было весьма заинтересовано в распространении самого предмета в школах..

Дискуссия по поводу учебника Бородиной обнажила еще один "подводный камень" в вопросе о преподавании ОПК. При внимательном изучении оказалось, что сама автор учебника разрабатывала свой курс не в простой российской школе, а в школе с русским этнокультурным компонентом им. Ф.М. Достоевского. Это довольно специфическое учебное заведение, принадлежащее к сети "русских" (или "русских национальных") школ. В большинстве своем это бывшие обычные средние школы, которые в 1990-е годы избрали образовательную стратегию "формирования русской нации" за счет более углубленного изучения гуманитарных предметов (история, литература, философия) с упором на отечественные достижения в этой области (в частности, в философии присутствует апологетика славянофилов и русской религиозно-философской мысли "серебряного века") и одновременно обучения детей традиционным промыслам (резьба по дереву, гончарное дело и т.п.).
"Основы православной культуры" гнездятся именно в таких школах. Сторонники "русских школ" видят свои учебные заведения в качестве модельных образовательных учреждений для трансформации всей системы образования в стране.

На момент написания доклада (2004) закон об образовании был таков, что церковные устремления находились в прямом противоречии с его гуманистическими установками. В те времена процесс клерикализации шел вяло и не встречал однозначной поддержки государства. Причем все это дело натолкнулось на протесты общественности, в том числе педагогов. Надо еще учитывать, что среди учителей пользуется признанием весьма большое разнообразие мировоззренческих систем, начиная от валеологии и заканчивая восточной эзотерикой. Это дополнительное измерение проблемы.

Дальше и сейчас

С более подробной информацией можно ознакомиться тут, но в общих чертах, после 2004 года ситуация развивалась следующим образом.

2006 — В Минобрнауки создана рабочая группа по проблемам изучения истории и культуры религии (православия) в системе образования.
20—21 декабря 2007 — Минобрнауки с участием Русской православной церкви организовало в Калуге общероссийскую конференцию «Государственные образовательные стандарты нового поколения в контексте формирования нравственных и духовных ценностей обучающихся». Участниками конференции была единогласно принята и и в целом одобрена Концепция включения в новое поколение государственных стандартов общего среднего образования учебного предмета «Православная культура» в составе новой образовательной области учебного плана «Духовно-нравственная культура».
2 августа 2009 — Президент РФ направил поручение Правительству РФ о подготовке введения (в 2010 году в 18 субъектах РФ, а с 2012 года — во всех субъектах РФ) в общеобразовательных учреждениях предмета Основы религиозных культур и светской этики.
1 апреля 2010 года — Начало преподавания предмета в 19 регионах России в рамках федерального компонента образования.
1 сентября 2012 года — Начало преподавания предмета во всех регионах России.

Идет весьма агрессивная полемика сторонников и противников, пишутся открытые письма, но по факту имеет место большой региональный разброс предпочтений учащихся, и вообще нельзя сказать, что наступило какой-то засилье мракобесия. Хотя, конечно, открытие кафедр теологии в технических вузах вызывает большой резонанс, особенно в связи с техногенными катастрофами.

И вот для примера образец противостояния. Если вкратце, то сторонники ОПК верят в то, что они представляют интересы большинства граждан России, а их противники - ненавистники страны и враги народа. На это можно возразить словами одного из комментаторов: "Россия - это не только церкви и монастыри, это еще и необъятная светская история, история не только князей и царей, священников и помещиков - это еще история миллионов рабочих и крестьян, которые тоже любят Россию - но не крепостническую и помещичью, религиозную и черносотенную".

Есть опасения, что Россия превратится Иран, но на это возражают, что на самом-то деле большинство населения - язычники, так что фундаментализм построить не получится, а вот обогатиться на всем этом коловращении - в самый раз.


?

Log in

No account? Create an account